Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Отрывок из книги Иссы Кодзоева «Над бездной»

qGYqBM80ORE

Чеченец улыбнулся как-то нерадостно. Эта улыбка бывает у людей, видавших на своем веку много горя и очень мало радости. Он закурил, выплюнул в сторону крошки табака изо рта и начал:

– Это было (если я не ошибаюсь) в феврале 1945 года. На севере Казахстана в это время бывает морозно. С другом Мовлади мы ехали на санях в бычьей упряжи. Далеко нам надо было ехать. Приблизительно на половине пути мы догнали женщину, которая тащила за собой маленькие сани. На санях лежал матрасный чехол. Видимо, в нем что-то она везла. Женщину мы заметили издали. Она тянула сани, почти припав к земле. Часто останавливалась. Она была очень усталая. Мы громко говорили на родном языке. Услышав наш разговор, она немного осмелела.

– Вы чеченцы? – спросила она, когда мы поравнялись с ней.
Сани мы остановили.
– Да, – ответил я.
Она была ингушка.
– Подвезите меня хоть километра два. Я бы отдохнула.
Мы без рассуждений усадили ее в сани, привязали ее санки к нашим саням и поехали. Чехол с содержимым не удерживался на маленьких санках и падал. Женщина проворно соскакивала и опять клала чехол на место. Наконец мне надоели эти бесконечные остановки.

– Положи свой мешок в наши сани, он не будет падать, – сказал я. Женщина подняла с дороги чехол с одержимым с нечеловеческим усилием. Я даже заметил, как у нее сразу почернело под глазами. «Наверное, везет какие-то вещи и боится, что мы ее ограбим», – подумал я. Великий Аллаh, я не прошу себе этой мысли. Женщина была голодна. Догадаться было не трудно. Мы с Мовлади разделили с ней свой провиант. К вечеру второго дня я как-то нечаянно оперся локтем на ее чехол. Что-то твердое лежало там. Я содрогнулся, предчувствуя что-то нехорошее.

– Что здесь лежит? – спросил я машинально.
Женщина испугалась.
– Я слезу, – сказала она. – Ваши быки устали.
– Нет, – ответил я. – Ты поедешь с нами до тех пор, пока наши пути не разойдутся. Я спросил лишь потому, что мне почудилось в мешке…
Я не договорил, было как-то неприятно выговорить это слово. Женщина закрыла глаза руками и сквозь слезы сказала:

– Да, это человек.
– Кто же он?
– Мой свекор. Мы еще в поезде разлучились с семьей. Вот год, как мы странствуем по этой проклятой стране. Не можем найти семью. Свекор умер от голода. Предать его земле я не могла: ни в одном селе мне местные не дали лопату. Я хотела дойти до вайнахов, чтобы мой свекор с должным трауром был предан земле.

– Почему же ты нам не говорила? – с горечью спросил Мовлади. – Разве мы не вайнахи?

– Пусть Аллаh избавит вас от несчастий, – сказала ингушка. – Я не хотела омрачать вас, несчастных, моим несчастьем.

На третий день мы доехали.

Весть об ингушке разлетела по окрест лежащим селам. На траур сошлись сотни чеченцев. За 50- 60 километров приходили чеченцы и первым долгом высказывали свои соболезнования этой мужественной ингушке. Вокруг нее собралось много друзей. Умершего старика схоронили на новом чеченском кладбище. Спи спокойно!

Buy for 40 tokens
Buy promo for minimal price.

Новости Кавказа: Ингушетия

В Ингушетии людей из зоны оползней переселяют в построенный для них коттеджный поселок

В Ингушетии действует масштабная программа по переселению семей из посёлков, пострадавших от оползней. В зоне стихийного бедствия оказались сотни домов. Для их жителей в республике строят коттеджи со всеми удобствами. Многие семьи отпразднуют новоселье уже в этом году. Люди, у которых ещё недавно почва в буквальном смысле уходила из-под ног, говорят, что в их жизни появилась стабильность.
В коттеджный поселок недавно переехали сразу несколько тысяч жителей из разных населенных пунктов Ингушетии. Еще даже не все успели обустроить свой быт. Но название новому поселку люди уже выбрали: Первый микрорайон города Малгобек.
На своих шести сотках Борис Евлоев решил посадить декоративные и плодовые деревья. Больше никакой картошки и капусты в огороде. Теперь все это проще купить в магазине. Евлоевы переехали из станицы Вознесеновской, которая находится в оползневом районе.
В новом поселке все коттеджи - сейсмически устойчивые. Технология, по которой они построены, позволит выдержать даже 9-балльное землетрясение. "Настолько прочный дом, что хоть снимай крышу и возводи второй этаж. Такой прочный фундамент сделан", - говорит Борис Евлоев.
В коттедже, площадью 108 квадратных метров, большая семья разместилась с комфортом. Дети теперь живут в отдельной комнате. У родителей - тоже своя. Централизованное водоснабжение, отопление и газ. Хозяйка просто счастлива - в доме появилась стиральная машина-автомат. Но, кажется, что больше всех переезду в семье Евлоевых рада трехлетняя Тамара. На новоселье она получила долгожданный подарок - автомобиль. Вскоре Тамара пойдет в детский сад.
По соседству с ними живет семья учителя младших классов Татьяны Пузенко. Они тоже из Вознесеновской. Сейчас этот поселок почти пуст. Большая часть людей уже переехала. Жить здесь стало просто опасно. Татьяна иногда приходит посмотреть на то, что осталось от ее старого дома. Через дорогу - Вознесеновская школа, где Татьяна Васильевна до сих пор преподает. О прошлой жизни вспоминает со слезами.
"Постепенно начали стены лопаться, хотя и ремонт каждый год делали. Не помогал косметический ремонт. Боялись жить уже", - рассказывает Татьяна Пузенко.
В новом же поселке все коттеджи сданы под ключ. В них не потребовалось даже делать ремонт. В Первом микрорайоне Малгобека в самом разгаре строительство объектов инфраструктуры. Это и детсад, рассчитанный на 200 мест, и школа со спортзалом.
Малгобекский поселок - это только начало масштабного строительства домов для жителей из оползневых зон. В ближайшие годы новые дома получат почти 10 тысяч человек.
Еще один коттеджный поселок в Ингушетии строится сейчас всего в 15 километрах от города Малгобек. Теперь эти новенькие дома - часть села Нижние Ачалуки. По бумагам все работы должно закончиться в феврале, но подрядчик обещает, что 58 семей-переселенцев из оползневых зон встретят новый год в новых домах.